Важно, чтобы конфликт был введен в институциональное русло

Я не уверена, что смена персоналий может быть поводом для «отсчета нового времени». Но при взаимном желании сторон конфликта это может быть поводом начать с чистого листа, отбросив накопившиеся личные претензии и недовольства.

Вопрос в том, будет ли подобное желание. Со стороны федерального центра мы видим в последнее время некую «гибридную» политику в конфликтах — в отдельных случаях он идёт навстречу протестным требованиям, но при этом сохраняется давление на лидеров протеста.

Что касается региональных руководителей, то среди них все более явную роль играют привычные Ингушетии люди из силового блока, обычно не очень склонные к компромиссам.

Если обратиться к лидерам ингушского гражданского общества, мне не очень понятно, какая предложенная центром фигура могла бы их удовлетворить. Если это будет представитель местной элиты, встроенный в систему патронника-клиентских связей, то очень скоро к нему будут те же претензии, что и к Евкурову. Если это будет человек извне, его назначение может рассматриваться как проявление колониальной политики.

Кроме того, активная часть ингушского общества испытывает определенную эйфорию и завышенные ожидания в связи со сменой руководства республики, а пришедший вместо Евкурова человек уж точно не будет волшебником, чтобы быстро изменить к лучшему не простую экономическую и социальную ситуацию в регионе.

В этих условиях прямые выборы главы региона представляются мне наилучшим решением для всех сторон, которое могло бы способствовать нормализации обстановки.

Прекращение репрессий против лидеров и участников протеста, изменение меры пресечения с заключения на домашний арест или, ещё лучше, подписку о невыезде, справедливый и беспристрастный суд — также меры, которые, как мне представляется, могли бы успокоить общество.

Я не вижу способа быстрого решения территориальных разногласий с Чечней, но мне кажется важным, чтобы конфликт был введён в институциональное русло, позволяющее в конце концов найти взаимоприемлемое решение.

Ирина Стародубровская — Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара