В память жертвам этнической чистки в Северной Осетии в 1992 г

Террор, от кого бы он не исходил несет горе, массовые жизненные потери.  Сначала 90-х российское общество пережило немало террористических актов, унесших сотни жизней. В СМИ вспоминают их даты, имена жертв. Норд-Ост, как и этническая чистка в Пригородном районе Северной Осетии, произошел в конце октября, только в разные годы, несравнимы и человеческие потери этих событий.

В Пригородном был произведен масштабный массовый террор. В отличие от других терактов, о нем запрещено было писать, говорить в публичном пространстве. Практически все официальные СМИ упорно молчали, скрывая свидетельства преступных деяний высокопоставленных чиновников и организованных вооруженных группировок. По их указанию уничтожались сотни мирных жителей ингушской национальности, тысячи выброшены на обочину жизни, оставлены без всякой защиты. Ни один организатор этнической чистки ингушского населения в Пригородном районе Северной Осетии, ни один участник непосредственных кровавых действий, а имена их были широко известны, не понес наказания. Напротив, на протяжении почти 20 лет после начала жестоко насилия, продолжались безнаказанные убийства, хищения возвращающихся в свои дома ингушей. С другой стороны, силовые структуры Осетии по сей день, продолжают отыскивать людей ингушской национальности, обвиняя их в преступлениях. Великая ложь, хотя и разоблачена, но все еще поддерживается.

Время притупляет боль, размывает в памяти контуры событий. Однако, прошлое всегда присутствует в настоящем, так устроен человек. Он создает свое настоящее через память о пережитом опыте, через места, лица. Особенно сильно впечатываются в память трагические события, пережившие вместе большим количеством людей, народом. Время ценно еще тем, что постепенно проявляет не проявленную действительность прошлого: выстраивает логическую цепочку действий, скрытых участников, роли отдельных лиц, уровни задач, которые решались посредством войн, и вражды между народами. Сокрытое, насильно замолчанное, ускользнувшее невольно, начинает свидетельствовать о себе. Все преступники, имевшие отношение к гибели людей, уже давно свидетельствуют о себе самих.

Жизнь «пригородных» ингушей «после», не проста, местная власть десятки лет только отстранялась от проблем людей. Картина сегодняшнего дня немного изменилась, больших надежд нет, но хотя бы антиингушская риторика из уст власти поутихла. Многие осетины не хотят воспринимать антиингушскую пропаганду, «фантом ингушской угрозы» уже не работает. У местной власти «фантом» тоже вызывает напряжение, поскольку резко изменился общероссийский политический контекст и «антиингушская пропаганда» может нести больше рисков, чем пользы.

Ингуши Пригородного продолжают «восстанавливать корни». С другой стороны, кто знает, как сложилась бы судьба «пригородных» и не только …., если бы на тот момент путчисты взяли власть в России. Вся страна пошла бы по загадочному сценарию. Каждая сторона извлекла свой горький опыт. Нет победителей, но есть великий стыд за небольшую горстку «падшего человечества».

Мы можем отчетливо просматривать, анализировать прошлое и самих себя, в настоящем искать новую конфигурацию нашего существования. Можем и должны без снисхождения быть объективными и требовательными к себе и другим. Нужны новые критерии оценки себя и других. Беречь память, чтобы уже никто, никакие радетели не могли использовать ее (трагедии 1944, 1992 г.) против нас же самих. 

В молитвах Творцу будем просить за погибших, без вести пропавших понимая, что каждая смерть, каждая безымянная могила придает значение жизни живым, молодому поколению.

Эльза Томина