Горнолыжная утопия Евкурова

Огромный ингушский горнолыжный курорт «Цори», который Юнус-бек Евкуров обещал построить к 2020 году, до сих существует лишь на бумаге. Государство вкладывать сотни миллионов рублей в его строительство не стало. Построен лишь куда более скромный курорт «Армхи», для которого удалось отыскать лишь одного инвестора.  

Губернаторы встали в очередь за деньгами

Губернаторы регионов Северного Кавказа ажиотажно включились в борьбу за федеральные средства, выделяемые на развитие горнолыжного кластера. Три региона (Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария и Чечня) в ближайшие три года, в соответствие с постановлением Дмитрия Медведева, должны получить 13,5 млрд. рублей на создание горнолыжной инфраструктуры (подъемников и трасс).

Еще 6,4 млрд. рублей из федерального бюджета должна получить Северная Осетия – на создание курорта «Мамисон». Точнее, не просто на создание, а на воссоздание (курорт начали строить еще в 2008 году, а остановили работы в 2014 году).

Создание горнолыжного кластера – это прихоть тогдашнего полпреда президента на Северном Кавказе Александра Хлопонина, который сам любил кататься на лыжах. К нему в очередь выстроилась из глав регионов, которые хотели построить и у себя очередной курорт. В их числе был и ингушский экс-глава Юнус-бек Евкуров, который вознамерился построить в Джейрахском и Сунженском районах республики курорты «Армхи» и «Цори».

В декабре 2011 года постановлением правительства России в двух ингушских районах была создана особая экономическая зона (ОЭЗ) – ее резиденты были освобождены от уплаты налогов на имущество и землю.

В феврале 2012 года ОАО «Курорты Северного Кавказа» подписали с правительством Ингушетии соглашение о создании ОЭЗ.

В 2014 году создание горнолыжного кластера было включено в государственную программу развития туризма Ингушетии, а в 2016 году – в стратегию социально-экономического развития Ингушетии.

Предполагалось, что два горнолыжных курорта должны были занять площадь в 21 тысячу гектаров, они позволили бы создать 5,4 тысячи новых рабочих мест. Одномоментно оба курортных комплекса позволили бы принимать 28 тысяч отдыхающих. Реализация проекта, по словам Евкурова, позволила бы повысить бюджетную обеспеченность региона и благосостояние населения.

Судя о документации затянулись на три года

Заверения Евкурова, несомненно, звучали весьма оптимистично. Тем более, что построить «Армхи» и «Цори» планировалось к 2020 году (по крайней мере, такой срок был обозначен в госпрограмме развития туризма).

Срок подходит – а обещанного горнолыжного курорта нет. Вернее, нет в том виде, в каком его обещали создать (а планировалось построить в горной Ингушетии 62 км горнолыжных трасс с 19 подъемниками).

Предполагалось, что создание, содержание и эксплуатация объектов инфраструктуры ОЭЗ будет осуществляться за счет уставного капитала ОАО «Курорты Северного Кавказа» (по крайней мере, так было записано в соглашении об управлении особой зоной).

Еще одна функция управляющей компании – привлечение инвесторов и резидентов на территорию ОЭЗ.

Впрочем, все эти положения соглашения реализованы не были. В 2015 году по заказу «Курортов Северного Кавказа» творческая мастерская Владимира и Алексея Малюков из Краснодарского края разработала проект планировки территории (он включал проект планировки и межевания, общую схему организации строительства, а также план обустройства и материально-технического снабжения). Потрачено на это было 56 млн. рублей.

Причем поначалу затянулось согласование документации (как со стороны «Курортов Северного Кавказа», так и Комитета по туризму Ингушетии), а затем творческая мастерская и госкомпания на три года застряли в судах из-за финансовых споров об оплате документации.

Калиматову пора завязывать с фантастикой!

Единственным инвестором проекта оказалась компания «Акрополь-Гал-Строй» (Карабулак), входящая в группу «Акрополь» экс-сенатора Ахмета Паланкоева.

В 2012 году в Джейрахском районе «Акрополь-Гал-Строй» начал строительство первой горнолыжной трассы на Скалистом хребте с системой искусственного оснежения (протяженностью 1200 метров) и подъемника (длиной 650 метров), которые два года спустя были сданы в эксплуатацию.

Стоит обратить внимание: курорт «Армхи» строился еще не в рамках создания ОЭЗ, документы о развитии которой были окончательно утверждены лишь в 2016 году. «Армхи», чтобы было понятно, – курорт выходного дня, который ориентирован на простого туриста (здесь есть зиплайн, пейнтбол, маунтинбайк и даунхилл). А вот «Цори», который планировали строить на хребте Цорейлам, должен был стать полноценным горнолыжным курортом с разным качеством трасс, приспособленными для занятий горными лыжами и сноубордингом, фрирайдингом и хели-скином.

Строительство «Цори» возможно при одном условии – средства будет выделять государство. Правда, маловероятно, что власти согласятся инвестироваться в столь амбициозный, а посему сомнительный проект. Да и сам Махмуд-Али Калиматов, в отличие от своего предшественниками, пока не проявляет интереса к созданию «Цори». Он все же реалист, а не фантазер .   

Чаблин Антон