Для Северного Кавказа припасли «ингушскую» темную лошадку

Чем примечателен бывший вице-премьер Ингушетии Игорь Храновский, что ему доверили теперь курировать развитие всего СКФО

Стратегия новая, а люди старые

Минэкономики РФ определилось со структурой управления Северным Кавказом, который министерству передали поуле упразднения Минкавказа. Персонально отвечать за округ будет первый замминистра Михаил Бабич, подчинены которому будут три профильных департамента.

Одним из департаментов (реализации государственной программы) будет заведовать Ольга Рухуллаева, бывший замминистра по делам Кавказа. Рухуллаева – выходец из Красноярского края, откуда в Москву ее привез бывший шеф Александр Хлопонин. С именем Хлопонина, напомним, связано и большинство нереализованных мегапроектов на Кавказе, в том числе ингушские горнолыжные курорты «Армхи» и «Цори».

Второй департамент (территориального планирования) возглавил кадровый аппаратчик Иван Безменов, который несколько лет работал начальником отдела в Росимуществе, а затем возглавил Департамент корпоративного управления Минэкономики РФ. То есть продолжил контролировать управление госимуществом.

Но самый интересный среди назначенцев – это Игорь Храновский, возглавивший Департамент инвестиционного и стратегического развития. Фактически, это «мозговой центр» новой структуры управления Северным Кавказом. Именно здесь будет разрабатываться новая «Стратегия социально-экономического развития СКФО», о которой полпред Юрий Чайка говорил еще в январе во время своего официального представления в Пятигорске.

По словам Чайки, в новой редакции «Стратегии…» будут отражены конкретные шаги по снижению безработицы, улучшению бизнес-климата, привлечения инвесторов и развития предпринимательства. Впрочем, пока что работа на этом направлении застопорилась из-за пандемии.

Второе направление, которым займется департамент Храновского, – это координация работ «Корпорации развития Северного Кавказа» (КРСК), которая также переходит в подчинение Минэкономики РФ. В свою очередь, КРСК координирует работу всех корпораций, которые сегодня есть во всех регионах СКФО: они отбирают приоритетные инвестпроекты и инвестируют в них средства. Контролировать эту работу (в первую очередь, эффективность вложенных средств) и будет департамент Храновского.


Проработал три года, а пост был упразднен

Кто же такой Игорь Храновский, на плечи которого легла ноша по развитию всего Кавказа? Работал юрисконсультом в «Южной энергетической компании» (Москва), затем в аппарате Совета Федерации, преподавал юриспруденцию в Московском новом юридическом институте (МНЮИ).

В марте 2014 году Храновский защитил в МНЮИ кандидатскую диссертацию по юридическим наукам, посвященную «правовому статусу безработных граждан в России». И сразу же после защиты новоиспеченный кандидат наук назначается заместителем полпреда Ингушетии при президенте России Бекхана Оздоева.

Вскоре Храновский был назначен Юнус-беком Евкуровым зампредом республиканского правительства. Фронт работ вице-премьеру определили обширный: реализация госпрограмм, финансы, налогообложение, экономическое развитие. Непосредственно Храновскому подчинялись Минфин и Минэкономики республики. Вице-премьеру на тот момент было, кстати, всего 28 лет.  

Совещание по экономическому направлению. С заместителем Председателя Правительства И. Храновским, помощником-советником А. Яндиевым, министрами финансов и экономического развития Р. Цечоевым и У. Торшхоевым

Храновский также вошел в состав Штаба по улучшению инвестиционного климата, Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития и Инвестиционного совета при Евкурове. Вице-премьер успел поработать под началом и Абубакара Мальсагова, и Руслана Гагиева, а пост покинул в сентябре 2018 года, когда Евкуров после своего назначения на третий срок распустил правительство. Пост Храновского был упразднен.

Бесславные дела, пустые обещанья

А теперь вспомним, чем же запомнился молодой вице-премьер за три года работы на «экономической» ниве. Молодому вице-премьеру подчинялись не только два министерства, но также Фонд поддержки предпринимательства Ингушетии: так вот, при Храновском в фонде сменилось три руководителя.

Одного из них, Махмуда Мальсагова, в 2016 году уволили после критики со стороны Евкурова, который «не увидел конкретных результатов работы фонда, должной оценки его деятельности… четко выработанной стратегии работы, плана эффективных действий», при этом, тот же Мальсагов после ухода из госструктур, умудрился успешно поставить на реализацию два крупных частниых инвестпроекта в республике.  Снова напомним, все это должен был определять именно вице-премьер Храновский.

Министров экономики при Храновском также сменилось трое. Один из подчиненных Храновского, министр финансов Руслан Цечоев, также стал фигурантом уголовного дела по махинациям с федеральными субсидиями (ныне осужден). «Шестой» уже подробно рассказывал о том, какие нарушения Росказначейство РФ выявило в республиканском Минфине в 2017-2018 годах.

Руслан Цечоев, экс-министр финансов правительства Евкурова, осужденный на 5 лет за махинациям с федеральными субсидиями на сумму более 2 млрд руб.

Была просрочена кредиторская задолженность, необоснованно начислялись налоговые льготы, почти на 470 млн. рублей потянула сумма «расхождения» между общим размером бюджета и суммарными расходами на конкретные госпрограммы Ингушетии. А ведь все это – бюджетный процесс, налогообложение, реализация госпрограмм – были прямой зоной ответственности Храновского.

Как рассказал «Шестому» один из чиновников правительства, Храновский, несмотря на столь широкий круг ответственности, большую часть времени проводил за пределами республики – а именно в Москве, объясняя это необходимостью организовывать переговоры с федеральными чиновниками и инвесторами.

В постпредстве Ингушетии в Москве

Итог этих «переговоров» мы видим сейчас. Не реализовав ни одного значимого инвестпроекта в регионе, Храновский бесславно и покинул пост вице-премьера. Чтобы вскоре возникнуть на еще более высоком бюрократическом Олимпе.

Антон Чаблин