«Ингушское Болотное дело» — месть властей народу за протесты против соглашения Евкурова-Кадырова

События 26-27 марта были специально спровоцированы, это была месть тогдашнего руководства Ингушетии за массовые протесты осени 2018 года, когда по сути власть республики получила «пощечину» от народа. Об этом на пресс-конференции «Ингушское Болотное дело» заявил адвокат Калой Ахильгов.

По его словам, спустя год после подписания Соглашения от 26 сентября 2018 года очевидно, что оно было платой или меной за «плюшки» в виде третьего срока или еще какие-то преференции. Слишком явно были расписаны роли в спектакле с фальсификацией голосов при утверждении Соглашения в парламенте Ингушетии и в последующих событиях в Конституционном суде РФ.

Калой Ахильгов отметил, что ещё в 2013 году Юнус-Бек Евкуров занимал по вопросу о границах Ингушетии фактически ту же позицию, что и участники протестов осени 2018 гожа.

Также он напомнил, что в феврале 2009 года и в Чечне и в Ингушетии были приняты республиканские законы о границах муниципальных образований. Именно по границам муниципальных образований, которые фактически устанавливали границу между республикам, должна была пройти административная граница. И даже если устанавливать границу на основании кадыровско-евкуровского соглашения, закон требует совершенно иных процедур, включая плебисцит.  Но эта конструкция была вероломно нарушена, что и стало причиной конфликта между власть и народом в Ингушетии.

Скрытое, не согласованное с народом утверждение границы в ущерб интересам и без того самого маленького субъекта Российскогй Федерации, было болезненно воспринято населением Ингушетии, результатом чего стал двухнедельный митинг, названный позже «Ингушской осенью».

После того, как Конституционный суд Ингушетии признал соглашение Евкурова-Кадырова незаконным, протестующие посчитали, что цель их достигнута и не стали продолжать протесты. Но в декабре 2018 Конституционный суд РФ вынес известное решение относительно вопроса Соглашения.

В феврале 2019 года под предлогом обновления избирательного законодательства руководство Ингушетии внесло в парламент республики законопроект, согласно которому вопросы изменения названия республики, ее статуса, атрибутов и границ решался уже не путем проведения референдума, как того требовало прежнее законодательство, а росчерком пера тех же людей, что и утверждали Соглашение. Правда, позже председатель парламента признал, что «основополагающий абзац выпал».

И законопроект был отозван главой республики Юнус-беком Евкуровым. «Сейчас, оглядываясь назад, понимаю, что это вполне мог быть ход, сделанный для того, чтобы вновь вывести людей на улицу, но уже для того, чтобы спровоцировать столкновения», — подчеркнул Калой Ахильгов.

Семен Таманцев