Махмуд-Али Калиматов перед историческим выбором

Махмуд-Али Калиматов, назначенный временно исполняющим обязанности главы Республики Ингушетия 26 июня 2019 года и утвержденный ее главой ее парламентом только 8 сентября этого года, изначально стоял перед тяжелым выбором. И многие ингуши ожидали от него правильного выбора уже давно. Но лишь сейчас он оказался перед тем выбором, который будет иметь необратимые последствия.

18 декабря 2019 года депутаты Народного Собрания Республики Ингушетия обратились к Калиматову с просьбой переутвердить нынешний состав членов Конституционного суда республики в лице судей Аюпа Гагиева, Ибрагима Доскиева и Ильяса Евлоева.  Почему это критически важно и от решения по этому вопросу будет зависеть будущее и характер руководства республики?

Не секрет, что предшественник Калиматова бежал из республики после того, как 26 сентября 2018 года подписал с руководством Чечни соглашение об определении границ, по которому Ингушетия лишилась своих исторических территорий. 4 октября 2018 года это соглашение якобы было ратифицировано Народным Собранием Ингушетии, но все прекрасно знают, что на самом деле этого не было. Принципиальные депутаты Народного Собрания обратились в связи с этим в Конституционный суд Республики Ингушетия и он 30 октября 2018 года признал, что решение Народного Собрания было принято с нарушением законной процедуры, а подписанное Юнус Беком Евкуровым соглашение об отчуждении ингушских земель, незаконно.

То есть, тогда две из трех ветвей республиканской власти: представительская — в лице реального большинства принципиальных депутатов Народного Собрания и судебная — в лице Конституционного Суда выступили заодно, и выступили вместе со своим народом. Неудивительно, что бывшему главе, подписавшему предательские соглашения, пришлось позорно бежать.

На его фоне у Калиматова изначально был и пока еще остается и картбланш и кредит доверия от ингушей. Не он подписывал позорные и предательские соглашения. И всем понятно, что он сейчас не может в одиночку пойти против центра и руководства соседней республики и открыто выступить против них.

Но он может по крайней мере сохранить такое официальное руководство республикой, которое действительно будет ингушским — не только по названию и по фамилиям, но по своей позиции.

Конституционный суд и принципиальная часть депутатов Народного Собрания — это сейчас то, на что может опираться Калиматов, если он хочет быть ингушским главой Ингушской республики. К сожалению, Верховный суд Ингушетии, который 15 августа 2019 года признал соответствующим закону фарс т. н. голосования Народного Собрания за евкуровское соглашение, доверия ингушского народа себя лишил. Арбитражного суда, который давно уже уличали в исполнении всех прихотей прошлого главы Ингушетии, это касается тем более.

Поэтому из официальных властей у ингушского народа пока есть Конституционный суд Ингушетии, который встал на его сторону в критический момент. Есть принципиальная часть депутатов Народного Собрания, которая без давления может быть большинством и выразителем ингушских национальных интересов. Пока есть глава республики, который может их поддержать и на них опереться.

Если завтра принципиальные судьи Конституционного суда будут заменены на московско-грозненских марионеток, начнется необратимый процесс. Народное Собрание превратится в фикцию, потому что его принципиальной части больше не у кого из официальных инстанций будет искать поддержки. А глава республики из ингушского национального лидера, которым он мог бы стать, окончательно превратится в нового Евкурова или Зязикова, то есть, марионетку Москвы, не имеющего никакого авторитета среди ингушей.

Балланс трех ветвей власти, независимость судебной власти, институт конституционного суда придуманы не просто так. Именно их наличие в современном мире отличает развитые страны и политические системы от застойных и деградирующих. Кроме того, наличие независимого суда и парламентаризма (а в ингушском случае, как мы видим, они взаимосвязаны и служат опорой друг для друга) служат «предохранителем» для главы исполнительной власти, ограждая его от концентрации не только всей власти, но и всей ответственности. В диктатурах одно лицо несет ответственность за все ошибки власти, в сбалансированных системах власть и ответственность принимают на себя и другие независимые ее ветви. А то, что сегодня решается вопрос не просто обычного состава Конституционного суда, но самой его независимости, в которую упирается вопрос, понимают все.

Не менее значимыми последствия ошибки в этом вопросе будут для Ингушетии как таковой. Республика Ингушетия, ни одна из ветвей власти которой не будет стоять на страже ее интересов, превратится в такую только по названию. Не надо удивляться, если в этом случае со временем где-то могут появиться другие претенденты на роль выразителей интересов ингушского народа — и Совет Тейпов это не самый плохой вариант. Но если завтра и его «зачистят» так, как сейчас могут «зачистить» Конституционный суд, долгосрочные последствия могут быть непредсказуемыми.

Поэтому ингушская общественность еще раз призывает Махмуда-Али Калиматова взвесить все последствия своего возможного решения, поддержать судей — патриотов Республики, и остаться в истории в качестве ее главы, а не могильщика.

Элберд Сагов