Международный – только на словах

Идея придания аэропорту «Магас» статуса международного овладевала умом Юнус-бека Евкурова, кажется, с первого дня пребывания в должности. Его преемник Махмуд-Али Калиматов от обсуждения этой темы пока что сознательно дистанцируется. Понимает: ресурсов для модернизации аэропорта нет. А главное – нет запроса.

Как украсть миллиард

Вкратце напомним читателям историю. Аэропорт «Магас» открылся в 1993 году – президент Борис Ельцин принял решение, что новому субъекту Федерации, Ингушетии, необходим собственный гражданский аэродром. Он появился на базе военного аэродрома Армавирского летного училища.

Практически сразу же стартовало строительство полноценного аэропорта, который был торжественно открыт в 2000 году. Сразу после того, как республику в 2008 году возглавил Юнус-бек Евкуров, он заявил о необходимости придания аэропорту «Магас» статуса международного. Спустя год президент Дмитрий Медведев своим указом передал 100% акций ОАО «Аэропорт «Магас», находящихся в федеральной собственности, республике.

Это было обязательным условием, чтобы привлечь бюджетные инвестиции для реконструкции аэропортового комплекса. Причем если поначалу министр транспорта Игорь Левитин называл сумму в 919 млн рублей, то в конечном итоге стоимость реконструкции аэропорта превысила 1,5 миллиарда.

Был реконструирован аэровокзальный комплекс, взлетно-посадочная полоса, рулежные дорожки, благоустроена подъездная дорога, обновлено светосигнальное оборудование. Также за счет средств федерального и регионального бюджетов было проведено техническое перевооружение диспетчерской, средств радиотехнического обеспечения полетов и электросвязи аэропорта.

Звучит внушительно. Но реконструкция была сопряжена со множеством скандалов. Во-первых, были сорваны все сроки – строительство завершилось почти на год позже планируемой даты, осенью 2011 года. Вину чиновники возложили на ингушских субподрядчиков, которые сэкономили на привлечении рабочих и спецтехники.

Задержка оказалась крайне ощутимой еще и потому, что все это время аэропорт не работал, а жителям Ингушетии приходилось вылетать из соседней Осетии. И это при том, что чиновники Минтранса поначалу клялись, что на время реконструкции аэропорт закрывать не будут.

Во-вторых, Всеингушский гражданский совет заявил о масштабной коррупции при реконструкции аэропорта. Общественники подсчитали, что объем финансовых нарушений мог составить 1,2 млрд. рублей. Но ходу разоблачениям никто не дал…

Нет пассажиров – нет инвесторов. Замкнутый круг

Евкуров на протяжении своего президентства заявлял – и сам, и через своих подчиненных – что «Магас» вот-вот станет международным. Подобных заявлений без труда можно отыскать с десяток. Скажем, в 2017 году министр экономического развития Ингушетии Умалат Торшхоев обещал создать на базе аэропорта логистический центр, через который бы шел товарооборот с российскими регионами и зарубежными странами.

А в феврале прошлого года Евкуров во время визита в Катар на встрече с президентом Катарского инвестиционного фонда шейхом Абдуллой бен Саудом аль Тани договорился об инвестировании в строительство нового – международного – терминала ингушского аэропорта. По сообщению пресс-службы, речь шла также о строительстве автостоянки и гостиничного комплекса. Однако ни конкретные сроки, ни суммы названы не были.

Чиновники объясняли это тем, что нужно открыть прямые международные рейсы из Ингушетии в страны, где живут большие ингушские диаспоры – в Казахстане, Азербайджане, Киргизии, Турции, Саудовской Аравии…

А что, собственно, даст «Магасу», да и вообщежителям региона, придание аэропорту международного статуса? Сами чиновники считают, что это позволило бы активизировать международные бизнес-связи, а также увеличить туристический поток. Что касается финансовой точки зрения, то появление иностранных авиакомпаний в «Магасе» позволило бы привлечь дополнительные инвестиции, которые бы пошли на модернизацию инфраструктуры аэропорта (который, напомним, до сих пор находится на 100% в республиканской собственности).

Звучат заверения чиновников и экспертов, безусловно, правильно и логично. Но что же тогда мешает реализации этих планов? Сегодня Ингушетия не кажется для крупных инвесторов настолько перспективной (в плане развития туризма и бизнеса), чтобы вкладывать миллиардные средства в строительство нового международного терминала.

Иностранные авиакомпании, которые могли бы выступить драйвером преобразований, также не считают Ингушетию приоритетом – тем более на фоне падения уровня платежеспособности пассажира и сокращения зарубежного потока из других аэропортов Юга России. 

Не готовы на вложения в строительство международного терминала даже федеральные ведомства – Минтранс и Минкавказа (напомним, что модернизация «Магаса» была обозначена в «Стратегии социально-экономического развития СКФО», принятой в 2010 году по инициативе тогдашнего полпреда Александра Хлопонина).

«Магас» по-прежнему обслуживает только одно направление – московское. И еще во время хаджа чартерные рейсы из республики летают в Саудовскую Аравию. Подсчитать, сколько пассажиров обслуживает «Магас», сложно: Росавиация статистику по аэропорту не публикует. Зато можно оценить его финансовое состояние о бухгалтерской отчетности: в прошлом году выручка ОАО «Аэропорт Магас» составила 33,5 млн. рублей, а чистый убыток – 4 млн. рублей (последний прибыльный год в истории компании – 2013-й).

Для сравнения: за прошлый финансовый год у аэропорта Владикавказа выручка составила 504 млн. рублей, а чистая прибыль – 58,5 миллионов. В общем, получается замкнутый круг: нет денег на строительство терминала – нет иностранных авиакомпаний, а нет иностранных авиакомпаний – новый терминал не нужен. При таких условиях, естественно, аэропорт (как и вся республика) и будет оставаться дотационным.  

Чаблин Антон