Никогда такого не было и вот опять в Ингушетии собираются строить еще один технопарк

В республиканских и федеральных СМИ снова появились (или воскресли) заголовки о прекрасном инновационном будущем Ингушетии. 4 марта 2020 года, они выглядят примерно следующим образом: «Ингушетия получила 250 млн рублей на создание первого технопарка» (lenta.ru)

А как они выглядели ранее, можно проследить просто, анализируя следующие заголовки лишь части публикаций в региональных и федеральных СМИ, которые с августа 2014 года по 6 июня 2019 года сообщали о все новых и новых началах технологического будущего Ингушетии:

  • 2014 год — «В Ингушетии заложили первый в республике технопарк» — Аналитический центр «Эксперт Юг»»
  • 2014 год — «В Ингушетии началось строительство первого IT-парка» — klerk.ru
  • 2016 год — «Первый индустриальный парк в Ингушетии создадут за 2 года» — ИА REGNUM 
  • 2018 год — «Заброшенные заводы в Ингушетии превратят в технопарки» — ИА REGNUM.
  • 2019 год — «Первый в Ингушетии промышленный технопарк планируется построить к 2022 году» — interfax.ru
  • 2019 год — «Минэкономразвития России рекомендовано поддержать создание технопарка в Ингушетии» — gazetaingush.ru

На этот раз, еще раз будем надеяться, что не просто мертворожденный объект построят, как и другие десятки ФЦП-предприятия, но и сумеют вовлечь проект в экономический процесс.

Нужно признать, что есть некий скепсис в плане технико-экономического обоснования и сомнение в целесообразности реализации подобных инфраструктурных проектов, в регионе без сколь-нибудь значимых экономических процессов. Здесь вопросы возникают к самому названию проекта — промышленный технопарк – в таком формате это концепция-винегрет, где объединены две обычно самодостаточные и одновременно разные концепции:

— Задача промышленных парков – создать условия для производства, хранения и транспортировки различной продукции.

— В то время как технопарки способствуют разработке и внедрению инновационных технологий в производстве, интеллектуальных проектов в сферах IT, медицины и тп.

Тут не мешает напоминать, что в Ингушетии с 2014 года уже вбуханы огромные средства в создание так называемых трех промышленных кластеров, из которых один в Малгобекском районе представляет из себя поле с шестью пустыми трансформаторными будками (об этом независимое расследование вели ныне арестованный Барах Чемурзиев и объявленный в розыск Ахмед Погоров), второй — Карабулакский кластер, больше похож на поле боевых действий и лишь третий – Али-Юртовский кластер сумел освоить чуть меньше половины выделенной площади. Это кроме попыток властей одним движением руки превратить брюки в … а точнее завод по производству светодиодных изделий (кстати недострой) для удовлетворения рейтинговых потребностей экс-главы Евкурова перевоплотился в технопарк «Сердало».

На это фоне приходится констатировать, что видимо у лоббистов ингушского технологического прорыва, на региональном уровне, есть свое видение или интересы, которые укладываются в имитацию общероссийской стратегии технологического развития страны и естественно они совпадают с интересами федеральных кураторов нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», которые должны в течение пяти лет освоить 30 млрд рублей на подобные проекты. А что может быть лучше для этого чем Северный Кавказ, тут легко можно через руки кремлевских наместников потерять десятки миллиардов и списать их на какие-нибудь дикие местные кланы.

Возвращаясь к целесообразности и концепции, нужно отметить, что обществу о проекте мало что известно — ни общественных дискуссий, ни публичных экспертных оценок по этой теме не наблюдалось. К слову сказать, в рейтинге 85 инновационных регионов, в 2018 году Ингушетия занимала последнее 85-е место. Так же, анализ деятельности центров инновационного развития в России показывает, что это сложное направление и существенных успехов от реализации подобных проектов, пока нигде не добились. В случае с Ингушетией надо признать, что при самых благоприятных условиях эта площадка разве, что может стать некой помощью по инкубации бизнес проектов, оставаясь малопривлекательной для частных инвестиций, а значит неизбежно дотационной. Отчасти многое в ожиданиях зависит от выбора концепции, выведенной на основе глубокого анализа потенциала региона. Главное не превратить проект в гонку пиар-показателей трудоустройства и регистрации резидентов-пустышек.

Элберд Сагов