Новый министр: «троянский конь» или «волк в овечьей шкуре»?

Новый министр одновременно национальной политики, внешних связей, печати и информации Ингушетии Руслан Волков — олицетворение колониальных подходов, к которым Кремль в последние годы перешел в отношении к национальным республикам.

Казалось бы, именно национальной политикой в республике должен заниматься человек, который знает ее и хорошо владеет проблемой. Но Волкова прислали в Ингушетию из Подмосковья. При этом для придания ему имиджа не столь откровенного «варяга» стали представлять его как дагестанца, хотя с Дагестаном его связывает только отец, от фамилии которого он отказался, взяв себе фамилию матери, видимо, чтобы не выделяться в остальной России.

То, что Кремль в последнее время взял за моду назначать руководителями субъектов Российской Федерации «варягов», наглядно иллюстрирует его отношение к федерализму. Но может быть Волкова назначили руководить национальной политикой в Ингушетии, потому что он такой выдающийся специалист по межнациональным отношениям или ученый-этнолог? Открытые источники в интернете по запросу его ФИО дают информацию о том, что еще недавно он был не кандидатом или доктором наук, который занимался этнологией, а индивидуальным предпринимателем, который занимался в подмосковном Долгопрудном «производством штукатурных работ». Хотя, можно не сомневаться, что теперь, после назначения на такую высокую должность, Волков при желании легко станет, если не академиком, как глава соседней республики, то уж профессором точно.

Впрочем, косвенное отношение к сфере межнациональных отношений этот штукатурщик из Подмосковья все же имел. В частности, с 2013 года он был замдиректора Фонда поддержки исламской культуры и образования, отвечая за региональные проекты и связь с госорганами. Чем он там занимался, тоже можно узнать из Интернета — например, он включен в знаменитую украинскую базу данных «Миротворец» с формулировкой «принимал участие в спецоперации по захвату АР Крым Россией». А кого Волкову поручат захватывать в Ингушетии? Не ее ли саму?

Это предположение не будет выглядеть таким уж фантастическим, если знать, чем помимо участия в захвате Крыма занимались и Волков, и Фонд поддержки исламской культуры и образования. Изначально эта структура была создана Кремлем для управления процессами в исламской умме РФ. Для реализации этой задачи в ряде регионов создавались «спойлерские» религиозные организации с целью раскола и ослабления тех, кто во главу угла ставил принципы Ислама и интересы мусульман, а не лояльность власти или РПЦ.

Как и первые действия Волкова это дает ответ на вопрос, почему «национальной политикой» прислали заниматься именно его. Напомним, что в сентябре 2019 Кремль через свой ручной Верховный суд принял решение о ликвидации Муфтията Республики Ингушетия. Конечно, деятельность этой организации вызывала критику у многих мусульман Ингушетии. Но только очень наивный человек может поверить в то, что принимая решение о ликвидации спорного Муфтията Ингушетии в Кремле руководствовались неправильностью его акыды или чем-то подобным. Муфтият впал в немилость Кремля после того, как поддержал протесты ингушского народа против отторжения от него его территории, за его спиной и как бы с его согласия. При всех недостатках Муфтията в решающий момент он оказался со своим народом, и именно этого ему не простили.

Также стоит упомянуть и то, что противостояние кремлёвского назначенца Евкурова и Муфтията Ингушетии в лице Иссы Хамхоева началось еще за несколько лет до протестов осени 2018 года. И Хамхоев оказался настолько последовательным и твердым в этой борьбе, что пошел на конфронтацию со всей официальной муфтиятской корпорацией России и в итоге оставил должность муфтия Ингушетии, как только со своей должности ушел его давний противник Евкуров. Видимо, в Кремле, в котором сейчас любые своевольные лидеры, имеющие авторитет у местных жителей, воспринимаются как угроза, сделали соответствующие выводы, бросив в проблемную республику специалиста по захватам и провокациям.

Дебютом Волкова в новом качестве стало его выступление 25 ноября 2019 года на Исламской конференции, приуроченной к 25-летию Сунженского исламского института (г. Сунжа). В ходе него он объявил себя «верующим мусульманином», а Ислам — «религией добра и кротости». Оба заявления не могут не вызывать вопросов. Если Волков считает себя мусульманином, почему он отказался от мусульманской фамилии своего отца и взял себе русскую фамилию? Сегодня русскими мусульманами уже никого не удивишь, наверняка, есть и мусульмане с фамилией Волков, но эти ребята носят свои фамилии, а насколько может вызывать доверие человек, который, имея отца-мусульманина, отказывается от его фамилии? Что же касается «религии добра и кротости», то это уже, похоже, новый шаг в интерпретации кремлевскими «алимами» положений исламской религии. До сей поры заявлялось только, что Ислам «религия мира», что в основе может иметь здравый смысл, но вот «кротости»? Это смотря по отношению к кому и в каких ситуациях, так как есть масса общеизвестных аятов и хадисов, посвященных тому, что мусульмане должны бороться против несправедливости и угнетения, а не быть «кроткими» перед их лицом.

Иллюстрацией мысли Волкова о том, что мусульмане должны быть кроткими перед лицом несправедливости, видимо, должна была стать еще одна конференция, организованная его Фондом 26 ноября 2019 года в Нальчике. Эта конференция под названием «Исламская правовая культура в современной России: состояние и перспективы» в первом же пункте своей резолюции осудила вмешательство религиозных деятелей в деятельность госорганов. Что из контекста выступлений, значительная часть которых была посвящена Ингушетии, явно было направлено против ингушских религиозных деятелей, выступивших против марионеточного руководства республики, предавшего свой народ.

Все это демонстрирует лишь одно – эти «исламские» конференции и их резолюции, ничто иное как политический заказ Кремля устами клерикалов предоставляющий карт-бланш силовикам для новой волны карательных операций и направленный на лишение ингушского народа политической воли.

Теперь же Волков решил привезти в Ингушетию якобы волос Пророка, да благословит его Аллах и да приветствует, для «причащения» к нему желающих. Как известно, подобные практики вызывают среди мусульман споры, ведь если некоторые суфии их поддерживают, то салафиты резко осуждают. Но зачем Москве, которая только что пыталась запретить суфийский муфтият республики, организовывать в ней суфийское мероприятие? Может быть, именно для того, чтобы попытаться приручить часть суфиев и при этом снова обострить конфликт ингушских суфиев и салафитов, которые в последний год, смогли откинуть свои разногласия и объединиться ради защиты национальных интересов ингушского народа?

В продолжение своего бурного старта Волков не постеснялся и позволил себе, предложить жителям республики в том числе и выходцам из Западной Ингушетии, которых до их пор не пускают в свои дома, забыть и больше не упоминать в публичном пространстве этническую чистку ингушей-жителей Пригородного района и г. Владикавказ в 1992 году. И это внушение министр-варяг делает ни кому-нибудь, а имамам мечетей Ингушетии, которых он видимо довольно скоро решил взять в руки, через условие получение заработной платы.

2 декабря в Духовном центре мусульман Ингушетия на очередном заседании, кроме проблем, связанных с попытками ликвидации Муфтията и сбора закята, подняли довольно любопытный вопрос, о деятельности нового министра. Оказывается, выше названные установки, Волков начал делать имамам, вызывая их по 5-6 человек к себе на встречу.

Обо всём этом на ингушском языке рассказывает Амир Бекбузаров — имам г. Карабулак, побывавший на одной из таких встреч с Волковым в Министерстве по внешним связям, национальной политике, печати и информации Республики Ингушетия.

Видео можно посмотреть по ссылке в нашем телеграм-канале

Остается только догадываться, что его заставляет на столько скоро форсировать вопрос забвения памяти событий и последствий в Западной Ингушетии.

Учитывая прошлое Волкова и профиль деятельности организации, в которой он работал, можно сделать некоторые предположения о его «миссии» в Ингушетии.

Главная его задача — завершить процесс лишения существующего Муфтията РИ не только юридической формы, но и официального представительского статуса Духовного управления мусульман Ингушетии. Это будет происходить путем создания из оставшихся лояльных Евкурову «духовников» новой религиозной организации и введения ее представителей в околовластные структуры с щедрым финансированием, что придаст ей статус влиятельной организации.

Ключевой особенностью нового Муфтията 2.0, станет полная подконтрольность властям и деятельность в унисон повестке Кремля. И пусть кто-нибудь попробует упрекнуть власти во вмешательстве государства в дела религии.

Кроме того, можно прогнозировать поддержание тлеющего конфликта между суфиями и салафитами с целью недопущения их консолидации на почве защиты национальных интересов мусульманского ингушского народа. Это к тому же позволит отвлечь духовенство и верующих от общественно-политических проблем общества и сопротивления колониальной политике и достигнуть тех самых «кротости», и «невмешательства в дела властей», к которым призывают на конференциях Волкова и его Фонда.

Конечно, это только предположение. Но надо понимать, что любые действия человека, назначенного министром республики со стороны, не ее жителя и не представителя ее коренного народа, с сомнительной биографией и репутацией, неизбежно будут вызывать подозрения в том, что это троянский конь. Или в данном случае «волк в овечьей шкуре». Чтобы таких сомнений не было, министры, да и все республиканское руководство должны выбираться самим народом республики из числа обладающих его доверием людей. Из тех, кто знает наше общество, его боль и чаяние, обладает соответствующими компетенциями.

Ахмед Бузуртанов