Подчиненные Калиматова срывают важные социальные проекты и нарушают бюджетные правила

Ингушские элиты, почуяв угрозу со стороны Махмуда-Али Калиматова, фактически сорвали программу социально-экономического развития региона: не состоялись многие крупные тендеры на строительство социальных объектов, не распределяются субсидии и субвенции.

Сорваны семь крупнейших строек

В Ингушетии один за другим – скандалы, связанные с освоением федеральных средств. Недавно был вынесен приговор бывшему министру финансов Руслану Цечоеву и его подчиненному, начальнику отдела компенсационных выплат Вахе Берсанову, которые фальсифицировали отчетность об освоении федеральных субвенций на оплату услуг ЖКХ. Речь идет о 2 млрд рублей.

Сейчас расследуется дело в отношении экс-министра строительства Мустафы Буружева (к слову, называемого родственником бывшего главы региона Юнус-Бека Евкурова), при котором испарились 794 млн. рублей, выделенных в виде субсидии на строительство стекольного завода и логистического центра в селении Сагопши. Но это, похоже, лишь верхушка айсберга: ранее в ходе проведенного общественными деятелями Ахмедом Погоровым и Барахом Чемурзиевым расследования выяснилось, что в Сагопши пропали порядка 13 млрд. рублей.

Наверняка, подобных уголовных дел будет еще множество: нынешнему главу Махмуда-Али Калиматову необходимо завоевывать авторитет, и для этого подойдет имидж «чистильщика авгиевых конюшен», оставшихся от его предшественника. Учитывая, что более чем на 80% бюджет Ингушетии зависит от федеральных перечислений, то и расследовать, наверняка, будут расходование именно этих средств.

Правда, сегодня мелкие клерки, ощутив угрозу неминуемых уголовных дел, бросились в другую крайность – фактически, в Ингушетии освоение федеральных средств полностью сорвано. Достаточно напомнить, что недавно Минсельхоз России назвал республику самой отстающей по темпам выделения субсидий на поддержку АПК: деньги до региона были доведены, но получили их менее 25% аграриев (в среднем по стране – уже более 80%).

Подобная ситуация – и с капитальными инвестициями. «Шестой портал» проанализировал отчетность по капитальным, что с момента вступления в должность Махмуда-Али Калиматова были сорваны множество важнейших конкурсов.

  • Строительство школы на 704 ученических места в прибрежно-парковой зоне Магаса – отклонена единственная заявка.
  • Реконструкция автомобильной дороги «Назрань-Грозный» 0-9 км (II очередь) – отклонена единственная заявка.
  • Улучшение водоснабжения Магаса (бурение и обустройство 8-ми артезианских скважин) – отклонена единственная заявка.
  • Строительство детского сада на 220 мест в Карабулаке – отклонены все заявки.
  • Поставка автоматизированных рабочих мест для оснащения медицинских организаций в целях создания «Единого цифрового контура здравоохранения» Республики Ингушетия – отклонены все заявки.
  • Строительство средней общеобразовательной школы на 250 мест в поселке Яндаре Назрановского района – не подана ни одна заявка.
  • Строительство детского сада на 220 мест в поселке Альтиево – не подана ни одна заявка.

Паралич управленческой системы

Федеральные средства, как видно, регион получает исправно, а вот освоить их не может. По данным Минфина Ингушетии, за десять месяцев 2019 года из федерального бюджета регионом получено 19,9 млрд рублей (это почти 71% от плановых назначений). В частности, получено регионом 91% дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, в то время как субсидии и субвенции профинансированы лишь на 52%. Но это связано исключительно с низким уровнем подготовки документации: дотации не имеют целевой «окраски», а субсидии и субвенции выделяются субъектам на конкретные цели.

По расходам бюджета, судя по данным системы «Открытый бюджет», ситуация в регионе плачевная: за десять месяцев удалось выполнить только 63% расходных обязательств. Причем, как констатирует бесстрастная статистика, отставание – по всем без исключения пунктам расходов. В том числе и первоочередным, которые для любого губернатора (деятельность которого сегодня пристально оценивается именно по реализации нацпроектов).

В Ингушетии отстает финансирование расходов от статей «Образование» (в первую очередь за счет провала аукционов по строительству учебных заведений, о чем мы писали выше) до «Национальной экономики» (это, в том числе и субсидии на поддержку предпринимателей и аграриев, о чем также говорилось выше).

Самые низкие проценты освоения средств, как говорится в «Открытом бюджете», по следующим целевым направлениям:

  • Жилищное хозяйство – менее 2%.
  • Молодежная политика – чуть более 30%.
  • Охрана семьи и детства – менее 35%.
  • Защита от катастроф – 38%.
  • Массовый спорт – 55%.

Не сумели подчиненные Калиматова даже грамотно потратить средства на содержание самих себя – государственного аппарата: освоение по этой статье менее 80% (не потрачены своевременно более полумиллиарда рублей). И это, пожалуй, самое явное доказательство неэффективности работы всей управленческой системы. Паралич, который нужно лечить радикально!  

Здесь нельзя не отметить, два важных момента: первый – вся эта неэффективная управленческая система – наследие Евкурова, в котором нарушение бюджетного кодекса и снисходительное отношение федерального правительства было в порядке вещей, тому доказательство уголовное дело на бывшего министр финансов РИ Р. Цечоева, где нарушение зафиксировано еще несколько лет назад, а чиновник продолжал занимать ответственный пост и распоряжаться всеми бюджетными финансами республики; и второй момент – затянувшееся принятие решений Калиматова по ключевым постам нового Правительства Ингушетии и еще более медленнее протекающий процесс очистки среднего звена чиновников – фактически саботирующих исполнение расходных обязательств, казалось бы доведенного годами до автоматизма механизма.