Правительство Ингушетии: финансово-бюджетные разгильдяи

Ингушетия по итогам прошлого года возглавила антирейтинг регионов по темпам неосвоения целевых средств из федерального бюджета. На конец года на бюджетных счетах осталось «заморожено» почти 637 млн. рублей, а возвратить в федеральный бюджет пришлось более 1,3 млрд. рублей в виде неиспользованных остатков за предыдущие годы.

Сумма бюджетного «висяка» в Ингушетии на порядок превышает аналогичные показатели в соседних регионах СКФО, даже в высокодотационных Дагестане и Чечне (см. таблицу).

«Шестой» провел анализ статистики Росказначейства, чтобы понять, откуда взялись такие огромные суммы бюджетной недоимки.

Объемы неосвоенных средств регионами СКФО
Москва взяла Ингушетию на особый контроль

Для начала небольшой правовой «ликбез». Любой регион получает из федерального бюджета несколько видов трансферов. Два вида (субсидии и субвенции) предоставляются на целевой основе – то есть для реализации конкретных полномочий, а еще один вид трансфертов (дотации) целевой «окраски» не имеют.

По итогам прошлого года бюджет Ингушетии зависел от перечислений из Москвы на 84,6%, такие данные приводит Минфин республики. Регион получил в виде трансфертов почти 22,3 млрд. рублей.

Бюджет нынешнего года будет дотационным как минимум на 83%, но эта цифра наверняка не окончательная – как правило, в течение года Минфин РФ активно распределяет дополнительные дотации и субсидии между субъектами. То есть говорить об увеличении экономической самодостаточности региона (а это было одно из обещаний премьер-министра – правда, уже бывшего – Константина Сурикова) не приходится.

Впрочем, Москва стала жестче относиться к распределению средств, которые получает Ингушетия. В частности, в нынешнем году в общем объеме федеральных трансфертов значительно вырастает доля целевых средств (в сравнении с дотациями): с 46% до 51%.

В свою очередь, в объеме целевых средств вырастает доля субвенций (это целевые средства, предоставляемые, в отличие от субсидий, на возвратной основе) – с 43% до 46%.

Иными словами, денег Ингушетии дают больше с целевой «окраской» и на возвратной основе. Не потратили на конкретные цели – нужно вернуть.

Такие жесткие условия продиктованы именно тем, что в прошлом году команда Юнус-бека Евкурова фактически довела регион до бюджетного кризиса. Это был вынужден признать даже новый глава Махмуд-Али Калиматов: вскоре после назначения выступая перед депутатами Народного собрания он заявил, что счета многих бюджетополучателей пусты, порой нет возможности платить зарплаты.

А советник главы Исса Костоев в интервью национальному ТВ и вовсе заявил, что из-за разгильдяйства государственных финансистов не выплачиваются зарплаты даже сотрудникам аппарата правительства.

Справедливости ради, нужно сказать, что дотационность республики за десятилетие правления Евкурова все же снизилась: если по итогам 2009 года регион зависел от Москвы на 93,5%, то, скажем, по итогам 2011 года эта цифра составила 86,7%. Казалось бы, достижение. Но на самом деле она стала результатом манипуляций с данными официальной статистики численности населения республики, об одном подобном случае с участием бывшего министра здравоохранения Марем Арапхановой на «Шестом» уже был материал. Реальных же изменений в сторону самодостаточности экономики Ингушетии, которые Евкуров обещал, так и не произошло.

Для ясности ниже приведем таблицу изменения численности населения, где предлагаем обратить внимание на 2009-2010 годы.

Численность населения Республики Ингушетия

Здесь мы видим, как резко изменилась цифра численности населения Ингушетии. Кстати, следует обратить внимание и на тот факт, что Всероссийская перепись населения состоялась в конце 2010 года, а Евкуров переписал численность населения (уменьшил на 95 561 человек) уже в конце 2009 года при формировании бюджета на 2010 год.

Так в чем суть манипуляции?

Дело в том, что численность населения — один из основных критериев формирования бюджета. То есть дотации вычисляются из расчета на душу населения. Значит изменив численность населения с 508 тыс. человек до 412 тыс. человек, правительство Евкурова получает возможность 18%-го маневра имитации снижения дотационности. В итоге экс-глава Евкуров так и делает – на 2010 год он запрашивает дотаций на более 2 млрд рублей меньше чем за предыдущий год и преподносит это как результат оптимизации бюджета и экономически успешных решений.

И все последующие годы, Евкуров показывает нзначительное, но снижение дотаций, тоько лишь за счет невыполнения условий выравнивания зарплат социальных работников до среднероссийских и отказа от  различных социальных выплат и доплат для различной категории граждан.

Миллиарды лежат мертвым грузом

Махмуд-Али Калиматов после назначения одним из первых сменил министра финансов – на этот пост пришел Дмитрий Дормидонтов. «Варяг», ранее работавший во ФГУП «Почта России» (руководил направлением продаж финансовых услуг в центральном аппарате в Москве). Чтобы уравновесить его, Калиматов оставил работать двух прежних заместителей министра – это местные кадры Багаудин Халухаев и Магомет-Шарип Эсмурзиев.

Предшественником Дормидонтова был Багаудин Оздоев, отправленный Калиматовым в отставку. А до Оздоева министром финансов был Руслан Цечоев недавно осужденный на 5 лет лишения свободы. Вместе со своим подчиненным, начальником отдела компенсационных выплат Вахой Берсановым, Цечоев незаконно использовал субвенции на общую сумму почти 2 млрд. рублей, которые поступили в Ингушетию на выплату компенсаций на оплату услуг ЖКХ социально незащищенным гражданам. Вместо того, чтобы неиспользованные средства вернуть в Москву, Минфин их направил на погашение текущего дефицита бюджета, а в Минфин РФ направил фиктивный отчет о полном освоении выделенных средств.

Удивляет, правда, как это можно было провернуть без ведома высшего руководства республики и федеральных ведомств – Минфина
и Росказначейства?!

В любом случае, в нынешнем мониторинге неиспользованных в Ингушетии бюджетных средств «лидируют» именно субвенции на оплату услуг ЖКХ. По данным Росказначейства, по этой статье было принудительно возвращено в федеральный бюджет почти 1,2 млрд. рублей.

А вот другие суммы, которые Ингушетия вовремя не использовала.

  • 44,5 млн. рублей – субсидии на стимулирование жилищного строительства;
  • 30,1 млн. рублей – субсидии на софинансирование капитальных вложений в образовательные объекты (Минпросвет);
  • 25,9 млн. рублей – субсидии на развитие физкультуры и массового спорта (Минспорт);
  • 16,3 млн. рублей – субсидии на социально-экономическое развитие Ингушетии (Минстрой);
  • 11,3 млн. рублей – трансферт из резервного фонда правительства РФ на капремонт зданий (Минтруда и соцзащиты);
  • 8,9 млн. рублей – субсидии на повышение сейсмоустойчивости здания (Минстрой).

И это только часть неиспользованных средств, ведь в мониторинге не учитываются дотации (средства, которые возвращать не нужно). То есть руководство республики жалуется, что денег в казне нет даже на зарплаты бюджетникам, при этом миллиардные суммы либо лежат мертвым грузом на бюджетных счетах, либо вовсе возвращаются обратно в Москву.

А еще, похоже, от переизбытка средств руководство республики недавно раздало себе премий почти на 50 миллионов рублей за счет гранта, выделенного Москвой за «эффективность».

Антон Чаблин