Ротация генерал-губернаторов на Кавказе: штурмовика сменили на ревизора

Политические реформы, начавшиеся в России после президентского послания Федеральному Собранию, уже вплотную затронули и Северный Кавказ. Свой пост покидает полпред Александр Матовников, который занимал его всего 19 месяцев. Это, кстати, рекордно короткий срок пребывания полпреда в СКФО.

 Вероятно, в том, что Матовникову пришлось так быстро искать новое место работы (по словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, он войдет в кремлевский кадровый резерв), сошлись несколько факторов, на которые «Шестой портал» не раз акцентировал внимание.

Ну, для начала стоит обратить внимание на то, что нужно было найти новое место работы для бывшего генерального прокурора Юрия Чайки. Под эту задачу в первую очередь рассматривались важные, но слабые направления укрепления связи по вертикали регион-округ-кремль. Здесь бесспорно в лидерах по динамике ухудшения обстановки находился СКФО. И это стало решающим фактором ускорившим неизбежное для Матовникова. То, что после провала в ингушском протестном деле, это неизбежно, в последнее время, можно было наблюдать по степени отдалённости полпреда от кризисных ситуаций в регионе.  Его чаще можно было видеть в инстаграм-роликах пиарящим горнолыжные курорты Кавказа, где как на зло даже снега толком не было. Сказалось и общее недовольство работой Матовникова со стороны различных структур. Буквально три недели назад на въезде в Магас произошел теракт: двое преступников (не имевших при себе даже огнестрельного оружия) напали на пост ДПС и убили сотрудника полиции.

После этого глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов раскритиковал ингушских силовиков: несмотря на новогодние праздники, МВД работала фактически без усиления, а сотрудники на посту надели шлемы и бронежилеты только после нападения.  

И это ведь далеко не первый подобный инцидент. Да и вообще, террористическая угроза ни в Ингушетии, ни на Северном Кавказе не ослабевает. Скажем, в Дагестане количество террористических преступлений в 2019 году вообще выросло. По данным Росгвардии, за прошлый год выявлено более 120 пособников НВФ. А ведь работа силовиков — это непосредственная зона ответственности Матовникова. Но куратор силовиков отмолчался и никак не прокомментировал свой очередной промах в обеспечении усиления охраны правопорядка на новогодние праздники. 

Далее, под «чутким» руководством нового бравого генерал-губернатора Матовникова, на всю страну прогремел непривычный в последние годы для гражданского общества массовый протест, который вывел на две недели десятки тысяч жителей Ингушетии на центральную площадь Магаса. Абсолютное отсутствие понимания, происходящего и адекватного желания разрешить создавшуюся ситуацию, полпред продемонстрировал в дни осенних митингов 2018 года, на встрече в Пятигорске с лидерами протеста.

Реплика Матовникова – «Какой народ, такие и бояре» – полностью перечеркнула в сознании ингушского общества, какую-либо возможную позитивной роли назначенца Кремля в СКФО. Более того люди убедились, что он является ключевым звеном общественно-политического кризиса в республике и в регионе в целом. Эксперты однозначно отмечали на «Шестом портале», что ставленник Кремля не без личного интереса и по старой памяти штурмовика, опрометчиво рассматривает проблемы Северного Кавказа как объекты для спецопераций, без учета сложных факторов.

В итоге начав карьеру с разгребания последствий межнационального конфликта в Кёнделене (КБР) между балкарцами и кабардинцами и отставки главы Юрия Кокова, Матовников закончил напряженной ситуацией на дагестано-чеченской границе и неуклюжими боданиями с Кадыровым по судьбе Черменского блок-поста. А между этим в портфолио теперь уже находящегося в кадровом резерве Кремля менеджера оказался длинный эпизод тушения маслом собственных пожаров в ингушском митинговом деле.   

Прошлый год запомнился борьбой силовиков с мирным населением – усилением давления на гражданское общество и в Ингушетии, и в других регионах Северного Кавказа. Международная правозащитная организация Human Rights Watch отметила это в ежегодном докладе, вспомнив репрессии в отношении участников митинга в Магасе, а также против журналиста «Фортанги».

Фактически, усилия различных структур (от МВД до прокуратуры) сконцентрированы на грубой борьбе не с реальной угрозой (терроризм, коррупция, оргпреступность), а с политическим инакомыслием. При этом, например, попыток налаживания гражданского диалога со стороны полпредства замечено не было. Судя по сайту СКФО, в округе действует сразу несколько координационных органов (Общественный совет, Совет по молодежной политике, Комиссия по делам казачества и др.). Но что слышно об их деятельности? Удавалось ли этим советам решать острые проблемы?   Мы понимаем, что вопросы это риторические…

Султан Кодзоев