Сурикова отпустили, Правительство распустили. В чем соль не объяснили

Вместо давно напрашивавшегося роспуска всего правительства, под руководством Константина Сурикова собранного в основном из одиозных «варягов» и непотопляемых чиновников прежних правительств, Глава республики ограничился лишь увольнением премьер-министра.

Вместо давно напрашивавшегося роспуска всего правительства, под руководством Константина Сурикова собранного в основном из одиозных «варягов» и непотопляемых чиновников прежних правительств, глава республики ограничился лишь увольнением премьер-министра.

Махмуда-Али Калиматова ненадолго хватило на то, чтобы проработать с новым премьер-министром: спустя всего пять месяцев работы он отправил в отставку премьера Константина Сурикова. Предлог благообразный — Суриков ушел по семейным обстоятельствам. При этом он остается работать в республике, советником главы Ингушетии по экономике.

Уход Сурикова был обставлен как отставка всего правительства. Правда, Калиматов сразу же «поправился»: мол, остается работать с прежним кабинетом. Врио председателя правительства остается еще один «варяг», приехавший вместе с Калиматовым из Самары — Владимир Сластенин, но уже более близкий чем тот же самарец Суриков.

Напомним, что многие персоналии в новом кабинете изначально вызывали в обществе большие вопросы. В частности, сам Суриков был выходцем из системы Центробанка, то есть плохо представлял специфику работы органов исполнительной власти регионального звена, и тем более на Кавказе.

Другая крайность — это первый вице-премьер Михаил Илезов, ранее успел поработать в Ингушетии на различных должностях: руководитель Госуправления по информатизации и связи, руководитель аппарата правительства, советник главы республики… Но ни на одной должности заметно себя не проявил. Более того, с именем Илезова были связаны в основном нереализованные мегапроекты: запуск электронного правительства, строительство технопарка между Магасом и Назранью, автозавода в Назрани, картонажной фабрики в Карабулаке…

Сразу после назначения первым вице-премьером Илезов ославился на всю страну скандальным заявлением: ради экономии бюджетных средств выключать уличное освещение в спальных районах.

Министром по внешним связям, национальной политике, печати и информации был назначен Руслан Волков, который также почти сразу после назначения оказался в центре скандала. Неприятие в республике вызвали его попытки оказать влияние на деятельность имамов Ингушетии (чтобы они читали «правильные» проповеди), а также «скорректировать» национальную память об одном из самых трагичных событий в истории ингушского народа — этнической чистки ингушского населения Западной Ингушетии 1992 года. После этого отставки Волкова от Калиматова потребовал Совет тейпов Республики Ингушетия (СТРИ) и другие общественные деятели.

На некоторые скандалы даже Калиматов не мог не отреагировать: так, в декабре был вынужден покинуть должность (якобы «по собственному желанию») министр природных ресурсов и экологии Аюп Аблагачиев. Предположительно, причиной его ухода стало обнародование фактов предоставления Албогачиевым огромного земельного участка площадью 1,3 тысячи гектаров в аренду под заготовку древесины ООО «Северо-Кавказская лесная компания» (учредитель — чеченский бизнесмен Ахмед Хадуев). Речь идет о землях в границах Сунженского и Назрановского лесничеств.И это на фоне серьёзного кризиса, связанного с тем же земельным спором.

В январе Калиматов принял отставку врио министра экономики, промышленности и торговли Евгения Макаренко, который также успел проработать всего лишь три месяца. Бывший мэр Томска оказался в ингушском кабмине фактически случайно. Хотя понятно, почему: ингушский премьер (уже бывший) Суриков не только родился в Томске, но и был зампредом местного отделения Центробанка и возглавлял областную банковскую школу. Там, видимо, и познакомились… Сменила Макаренко Лиана Плиева, которая до этого работала в представительстве республики в Москве. Что примечательно, «добровольная» отставка врио минэко Макаренко произошло буквально за пять дней такого же «добровольного» ухода его шефа Сурикова.

Мнения экспертов по поводу причин роспуска Правительства Ингушетии расходятся по принципиальным моментам, кто-то полагает, что тем самым Калиматов пытается разрушить какие-то клановые связи, якобы характерные республикам на Кавказе.

«В таких маленьких регионах, как Ингушетия, где все друг друга знают, представляют родственные кланы, которые тесно взаимосвязаны, говорить об эффективности управления очень сложно. Поэтому решение Калиматова – это очередная попытка добиться правильно выстроенной вертикали власти в отдельно взятом регионе. Поэтому и приглашает со стороны специалистов, которые не обременены кровнородственными связями.» — считает Политолог Арушан Вартумян

Есть эксперты, которые видят в его действиях попытку самоутвердиться, ломая влияние местных элит. Кто-то допускает, что если Калиматов прислушается к мнению и требованиям ингушского общества, то это будет расценено как отсутствие политической воли.

«Меняя кабмин второй раз за полгода, он демонстрирует населению республики и Москве в том числе и свои профессиональные качества. Уверена, что никакой связи между отставкой ингушского правительства и сменой полпреда нет. Это исключительно внутриреспубликанская история» — считает социальный технолог Екатерина Колесникова.

Возможно некоторые эксперты не в курсе того, что все в распущенном правительстве остаются на местах и ждут переназначения, а Калиматова с народом не связывает ровным счетом ничего, что сближало бы с гражданским обществом.

Политолог Андрей Серенко допускает, что приход Чайки, усиливает позиции главы региона, и Ингушетия вправе рассчитывать на помощь и внимание нового полпреда.

«В Москве, уверен, есть такие установки – урегулировать положение в Ингушетии. Думаю, для Москвы Ингушетия – главная и самая сложная проблема в СКФО» — считает Сиренко

Если Андрей Серенко уверен, что достижение общественного консенсуса является главной задачей Махмуд-Али Калиматова, то мы видим обратные действия.

С момента своего назначения в июне по сегодняшний день, Калиматов не провел ни одной расширенной встречи с представителями общества, ни с НКО, ни с духовенством, ни с традиционными институтами, и что как ни странно даже с карманными общественниками из Общественной палаты Ингушетии. Хотя возможно он понимает, что встреча с последними повлечет за собой неприятный шлейф, так как большинство членов ОП РИ успели замарать себя в евкуровских интригах против народа. Но при этом Калиматов с завидным постоянством вспоминает свою главную задачу – консолидация общества.    

В итоге истинная причина ухода Сурикова Главой республики, естественно, так и не была названа. Да и вряд ли общественность ее узнает. Вероятнее всего, он как премьер-министр просто не захотел нести ответственность за провалы и промахи своего кабинета. Ну а Калиматов продолжит работу с теми, что есть…

Султан Кодзоев