С темы ингушских политзаключенных, для М-А. Калиматова снято табу

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов уже больше полугода, ни после своего фактического назначения и ни после проведения формальной процедуры голосования в Народном Собрании РИ, не находил возможным встретиться в каком-либо официальном или кулуарном формате, с общественностью республики.

И это несмотря на то, что несколько абсурдным выглядело молчание о наличии проблемы, на волне которого но стал главой, Калиматов непреклонно продолжал игнорировать общественно-политический кризис в республике и издевательства над ее жителями со стороны силовиков.   

На этом фоне, нельзя было не заметить, что отстранение экс-полпреда А. Матовникова от контроля за республиками СКФО, благотворно повлияло и на активность Главы Ингушетии Калиматова. К числу таких признаков можно отнести как саму большую пресс-конференцию в Магасе, так и темы, которые были затронуты.

Довольно неожиданным было услышать от Главы Ингушетии, что тема ингушских политзаключенных для него не табу, хотя за все эти семь месяцев он сделал все, чтобы не пересечься с теми, кто обозначит перед ним этот вопрос и обнародует его позицию. Если она есть конечно.

В целом, неожиданное обнаружение у Калиматова, информированности о наличии проблемы политзаключенных, еще не значило что-то более существенное, чем абстрактная надежда на то, что арестованные по надуманным причинам народные лидеры и активисты вернуться домой. Оправдывая эту неопределенность и нежелание дать твёрдую правовую и политическую оценку утверждением, что нет толку сотрясать воздух громкими заявлениями.

Если бы не эти «громкие заявления» тех, кто обладает разумом, совестью и мужеством с требованиями не закрывать глаза на эту правовую вакханалию судебно-следственной системы, выдвинутой на осуществление карательной операции против всего гражданского общества Ингушетии, активисты «Неотложки» отправляли бы продукты посылками в лагеря, а на местном телевидении смотрели бы как молодые люди и старики «извиняются» за то, что были недовольны разрушением республики.

Но вслед за этим Калиматов не смог не добавит в миску меда ложку дегтя, сделав «уточнение», что это дело рассматривается уже (не понятно с чего «уже») не в Ингушетии, а следствие ведет прокуратура и следственный комитет России по СКФО. Видимо таким образом конкретизируя свой выше обозначенный интерес к делу, лишь формальностью.

Следует ли полагать, что эта пресс-конференция и легкое касание самого главного для ингушского общества вопроса, есть ничто иное, как пиар ход, чтобы расположить к себе озабоченных судьбой политзаключенных и лишенных всякой веры в закон людей или остудить настроения с целью выиграть время для следствия, для завершения процесса подведения обвинения под экстремистскую статью. Тут тоже не совсем понятно, как бывший прокурорский работник может дарить обществу «надежду» скорого возвращения домой, людей, обвиненных в экстремизме. При этом допуская ошибочное суждение по поводу нарушения митингующими регламента по графику.

«Мне, как и вам, неприятно, что так случилось, но участники подали заявку, провели митинг, сделали заявление в рамках закона, но затем закон был нарушен, они не соблюли регламент», — отмечает Калиматов, видимо не понимая, что оставаться на площади без демонстративных действий, не является никаким образом нарушением закона и уж тем более экстремизмом.

В итоге все эти манипуляции и противоречия, должны быть расценены или как вынужденный популизм или как желание и дальше продолжить дистанцироваться.   

Уж совсем несерьезно будет, если для Калиматова снято табу вмешательства в этот вопрос, а он предпочтет вариант игнорирования, пытаясь избежать ответственности. Тем самым еще раз подчеркивая несостоятельность института руководителя региона, не представляющего интересы жителей республики, и необходимости исправить это через возврат народу права прямых выборов главы республики.

Ахмед Бузуртанов