Тайная миссия члена СПЧ при президенте РФ в Ингушетию и Осетию

Расследование «Шестого» о секретном марш-броске руководителя постоянной комиссии СПЧ по региональным аспектам развития гражданского общества и защиты прав человека Александра Мукомолова в зону межнациональной напряженности в СКФО.

По-другому, кроме как «тайной или секретной операцией» не получается назвать визит Александра Мукомолова в Ингушетию и Северную Осетию. А как иначе, если бывший разведчик а ныне представитель правозащитного сообщества из обоймы президента РФ, с 10 по 13 февраля провел обширную работу, встречаясь с представителями НКО и власти, но первая и пока единственная (для заинтересованных сторон)  информация об этом появляется только 14 февраля на сайте СПЧ при президенте РФ (причем задним числом на 13 февраля).

Кроме интригующей организации процесса изучения проблем и защиты прав человека в довольно сложном регионе, следует отметить, что в этом сухом сообщении о цели визита, фигурирует два болезненных для ингушского народа вопроса.

В целом сказано, что председатель постоянной комиссии СПЧ при президенте РФ по региональным аспектам развития гражданского общества и защиты прав человека Александр Мукомолов три дня находился в рабочей поездке по Северной Осетии и Ингушетии, имел встречи с НКО, работающих по миротворческой тематике, руководством министерств по делам национальностей, республиканскими омбудсменами и почему-то еще только с Главой Ингушетии Махмуд-Али Калиматовым. На сайте Главы об этом нет ни единого слова.

Далее уточняется, что непосредственно с Главой Ингушетии обсудил вопросы активизации работы СПЧ при главе Республики Ингушетия, в том числе и по урегулированию ситуации в Пригородном районе РСО-Алании, оказания материальной помощи родственникам пропавших без вести, вынужденным переселенцам из Чечни, а также соблюдения прав граждан при расследовании событий в Магасе 26-27 марта 2019 года.

Нет сомнения в том, что речь идет о крайне болезненных для ингушского общества вопросах, которые уже десятилетиями наслаиваются друг на друга, и в лице властей, не находят каких-либо перспектив разрешения. Наглядный пример тому веерные репрессии против гражданского общества в Ингушетии, где поэтапно подвергаются арестам, обыскам, запретам или преследованиям то политические активисты, то НКО, вплоть до рядовых волонтеров. А региональные власти на этом фоне делают вид, что ничего не происходит.

С таким подходом обсуждения и освещения обозначенных проблем, властям не стоит удивляться тому, что как следствие это вызовет очередную нервозность и возмущение. В Ингушетии осенью 2018 года получили жизненный урок экс-главы Евкурова, секретные переговоры и тайное соглашение которого привели к многотысячным митингам, карательной операции федеральных сил и арестам активистов гражданского протеста.

Не иначе мы свидетели подобных тайных действий властей по судьбе территории Западной Ингушетии и резерваций для ингушей?

Сообщение на сайте СПЧ, сопровождается фотографией со встречи с Главой и омбудсменом Ингушетии, но и тут интрига – сайт омбудсмена Оздоева Джамбулата, который прошлый год частично провел в шатдауне и недавно реанимировался, вновь уходит в подполье будто пытается быть в тренде миссии московского гостя. Нет информации и на сайтах Миннац Ингушетии и Осетии.

Кстати, правозащитники из бывших силовиков — интересный тренд государственной правозащиты в РФ. В случае с бэкграундом Мукомолова, нельзя не упомянуть, что Александр Федорович, являлся соратником известного в России 90-ых годов политического деятеля и миротворца Александра Лебедя и возглавляет сегодня общественную организацию имени А.И. Лебедя («Миротворческая миссия имени генерала Лебедя»).

В итоге и властям и представителям НКО (если последние вообще были), стоило бы прояснить ситуацию и обозначить какие перспективы следует ожидать ингушскому обществу.

Ахмед Бузуртанов