Хрен редьки не слаще

Кто бы что не говорил, кремлевские чиновники, занимающиеся осуществлением на практике национальной политики, надо признаться, народ мудрый и опытный. Их мудрость и опытность заключаются в том, что при разработке положений национальной политики они заглядывают далеко вперед. Истинные стратеги в своем деле и все тут.

При разработке национальной политики особое внимание они уделяют республикам Северного Кавказа, чтобы его народы, извечно требующие к себе внимания в смысле предоставления им прав и свобод в равной мере с другими народами России, были управляемы российскими законами, на первый взгляд отвечающими нормам подлинной демократии. К примеру, обратимся к Федеральному закону № 30-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятому аж в 2013 году. Инициируя принятие данного закона, кремлевские стратеги заглядывали, как видим, на многие годы вперед. Об этом свидетельствуют факт эффективности данного закона в жизни народов и в наши дни. Ну а теперь поговорим о сути закона, кардинально влияющего на судьбы народов Северо-Кавказских республик. Данным законодательным актом внесены поправки в закон об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, а регионам представлено право выбора альтернативного порядка избрания высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа госвласти) субъекта Федерации. Таким образом, внесенные поправки в Федеральный Закон № 30-ФЗ предоставляют субъектам право выбора порядка избрания главы субъекта РФ то ли по старинке, то ли путем избрания главы депутатами законодательного органа госвласти региона.

На первый взгляд все обстоит вполне демократично – регионам самим предоставляется право выбора порядка избрания главы региона. Но что вызывает всеобщее недоверие к данному законодательному акту? Дело в том, что Кремль ориентирует руководство субъектов на выбор формы избрания главы субъекта депутатами законодательного собрания и только таким путем. Далее в поправках дается подробное описание процедуры избрания главы субъекта. Кандидаты на должность главы субъекта выдвигаются Президентом РФ по предложению политических партий, представленных в Госдуме или законодательном органе госвласти соответствующего субъекта федерации. Каждая партия предлагает по три кандидатуры. Из представляемых девяти кандидатур Президент представляет для избрания три кандидатуры. Степень демократичности в подобной форме избрания главы субъекта РФ в итоге оказывается нулевой. Дело в том, что из предлагаемых Президентом РФ трёх кандидатов на пост главы субъекта, главой государства отдается предпочтение одному из них. А право депутатов законодательного собрания субъекта заключается в голосовании именно за ту кандидатуру, предпочтение которой отдается Президентом России. Вот и вся демократия, предоставляемая Кремлем субъектам федерации.

В условиях этой демократии Республика Ингушетия живёт вот уже семь лет. И что мы имеем в результате внедрения в Ингушетии новой формы избрания Главы РИ? Каков политический, социальный портрет кремлёвских назначенцев, возглавляющих республику путём «избрания» их депутатами законодательного органа Ингушетии? Начнём с того, что они, во-первых, люди-роботы, беспрекословно, без всякого пиетета перед народом исполняющие политический заказ своих крестных отцов. Во-вторых, это люди, которым Кремль дал индульгенцию на бесцеремонный, неудержимый грабеж народа. Это два основных свойства, которыми должен обладать кремлевский назначенец, становящийся главой республики и «избираемый» альтернативным путем. И вот результат правления республикой, к примеру, Евкурова Ю. Б., как выяснилось, одного из самых ценных службистов Кремля. Ценного, потому как его вместо привлечения к уголовной ответственности, повысив в звании до генерала-лейтенанта, посадили в кресло заместителя министра обороны России. Что же касается «заслуг» Евкурова, достойных привлечения его к уголовной ответственности, так они заключаются в том, что, как говорят аналитики в области экономики, он довел республику до ручки путем прямых хищений бюджетных средств, откатами, доходящими до 50-ти процентов со всех строящихся объектов в республике: школ, больниц, клубов, амбулаторий, а также множества промышленных предприятий.

Особо трагично обстоят дела с объектами промышленного назначения. Предприятия, строившиеся в республике, проектной стоимостью до 500 и выше млн рублей, выделявшихся из федерального бюджета, при Евкурове «вводились» в эксплуатацию с большой помпой. Каждое из таких торжеств сопровождалось непосредственным участием главы при широком освещении всеми подручными средствами массовой информации. Кстати, в республике других СМИ и нет, если не считать интернет-сайты. На каждое из таких мероприятий приглашались большие чиновники из федеральных министерств или эти торжества приурочивались к визиту высоких московских чиновников. А эти чиновники в свою очередь почему-то делали вид, что в Ингушетии происходит промышленное чудо. Во всяком случае, населению республики они успешно вешали, как говорится, лапшу на уши. Как только заканчивались торжества по сдаче промпредприятий в эксплуатацию, каждое из которых якобы было способно трудоустроить десятки и даже сотни рабочих, что особенно злободневно в регионе, где безработица по официальным данным составляет свыше 30 %, тут же наступало разочарование. Оказывалось, что большинство из этих предприятий банально бездействовало то ли по причине отсутствия соответствующего оборудования, то ли отступления при строительстве от проекта, то ли ещё по каким-то причинам.

Итак, сотни миллионов средств, щедро выделявшихся из федерального бюджета (возможно, как говорят, с достаточно высокими ставками отката для федеральных ведомств), успешно «осваивались» евкуровской командой, а республика и ее народ как были нищими, таковыми и оставались.

Так обстояли дела в сфере строительства и экономики. А какова обстановка в социально-политической области? Ведь известно, что на территории СКФО нет другой такой республики, которая испытывает столько политических проблем, как Республика Ингушетия. С приходом к власти Евкурова все эти проблемы не только не решались, но даже в значительной мере усугублялись, а в отдельных случаях даже создавались новые. Так, при Евкурове с политической повестки был снят вопрос возвращения вынужденных переселенцев в г. Владикавказ и Пригородный район; Закон «О реабилитации репрессированных народов» был задвинут и вовсе забыт; одиннадцатая статья Конституции республики Ингушетия была чуть ли не под запретом, и даже были разговоры о том, что Глава РИ дал указание в основном подручному Парламенту отменить эту статью; что же касается оккупируемых Осетией ингушских территорий, то он от них самолично, вопреки воле ингушского народа, отказался в первые же дни своего назначения на пост Главы РИ; апофеозом предательской и преступной деятельности Евкурова стало подписанное им соглашение о передаче соседней республике ингушской территории, составляющей около 10 процентов нынешней территории республики. При этом Евкуров как заправский лицедей, облачившись в религиозное одеяние, с неизменной тюбетейкой на голове, систематически посещал мечети, тщась влиться в массы, оказать психологическое воздействие на легковерных и далёких от политики граждан республики. И надо сказать, что в этом он до поры до времени достаточно успешно преуспевал. Но прошло время и Кремль под давлением широких слоев масс республики, возмущенных политико-экономическими проблемами, создававшимися Евкуровым, вынужден был забрать его из республики. Оказывается, своих федеральный центр не сдает. Так «ушел» Евкуров, а на его место пришел очередной назначенец Кремля, «избранный» путем «альтернативных» выборов (депутатами Народного Собрания) Калиматов М.-А. М.

У нового главы региона, как и у «ушедшего», имеются свои «достижения» особенно в кадровой политике, а также по прикрытию преступлений своего предшественника. Так, новый глава республики наводнил все силовые и правоохранительные структуры республики (начиная от районных и городских заканчивая республиканскими) варягами со всей России, а также своих близких людей из Самары, где он многие годы работал. Беда заключается в том, что многие из новоявленных высокопоставленных в республике чиновников, руководителей силовых и правоохранительных органов являются людьми, относящимися к проблемам республики с абсолютным безразличием, а некоторые из них в своей деятельности неприкрыто осуществляют антиингушскую политику. О чем мы неоднократно информировали общественность в доступных для нас средствах информации. Кадровая политика Калиматова в итоге сводится к тому, что создается образ ингушского народа как неспособного эффективно и грамотно работать во всех сферах жизни республики. Глава напрочь абстрагировался от народа, призывающего его войти в Народное Собрание РИ с инициативой по принятию Закона по восстановлению территориальных границ Ингушетии, нарушенных в пользу Осетии в 1944 году, хотя Конституция РФ предоставляет республике это право.

М.-Р. Плиев
Источник: СТРИ